Две дамы сели поговорить за политику. Вы можете смеяться, но думскому депутату Ольге Епифановой не смешно: «Оглянитесь по сторонам. Весь мир устроен по мужским законам».

Ни присесть, ни демократии

Гендерная тема прошла вскользь, для затравки. Больше меня интересовали впечатления Епифановой от инаугурации Путина.

— Ольга Николаевна, наши северодвинцы высмотрели вас по телевизору, заметив, что, мол, у члена оппозиционной партии было крайне одухотворенное лицо!

— Еще бы. Четыре часа на ногах продержали. Ни стула, ни водички попить. Хорошо, что надела на инаугурацию любимые растоптанные туфли. Да, все было помпезно, торжественно, но с точки зрения человеколюбия… Когда все завершилось, все вздохнули с облегчением.

— Вспомним тот день и события накануне. Скажите, российский истеблишмент обсуждал тему «Марша миллионов»? Какие мысли звучали?

— Тема марша замалчивалась. Есть ощущение, что наше политическое будущее не определено, аморфно. Либо нам дают больше свободы, либо власти начинают закручивать гайки.

— «Справедливая Россия» занимает определенно четкую позицию – оппозиции. И даже ленточки белые в Думе иногда носит. Как вы, системщики, относитесь к несистемным оппозиционерам вроде Навального, Удальцова? К тому, что они делают.

— Никого из них лично я не знаю, но мне кажется, что без поддержки неких скрытых сил ни тому, ни другому не хватило бы ресурса собрать на площадях такое количество народу. С другой стороны, все это объяснимо и вполне логично. Власть не решает проблемы людей – люди идут на улицы. Растет возмущение, вмешиваются деструктивные силы. Понятно, ведь мир пребывает в состоянии борьбы за ресурсы и, когда та или иная страна подвержена внутренним раздорам, у нее очень легко что-нибудь отнять. Ангела Меркель, например, открыто заявляет, что Россия незаслуженно владеет девятью процентами мировой пашни.

— Получается, вы скорее сочувствуете несистемщикам?

— Оппозиция возникает от запретов. А говорить с властью у народа есть о чем. Многим нужно просто где-то встать, как в Гайд-парке, и выпустить пар. Но некоторые могут и в петлю залезть, оттого что никто их не слушает. Ребенка невозможно вылечить, зарплата – копейки, садиков нет, а если ты мать-одиночка при этом? А жилфонд? Когда государство передавало его управляющим компаниям, должно было провести капитальный ремонт. У нас 60% ветхого жилья – это неисполненные государственные обязательства.

Фонд реформирования ЖКХ в этом году прекращает работу. Кто продолжит начатое?

С несистемной оппозицией нужно работать, а не сочувствовать ей. А в этом смысле власть ведет себя деструктивно. Если бы в свое время решились на отставку Чурова, многих неприятных моментов можно было бы избежать.

Выбрать удобного

— Ольга Николаевна, вот вы вспомнили про Чурова, а я про Соловки, где недавно территориальная избирательная комиссия тупо сорвала выборы главы администрации – накануне голосования члены избиркома подали в отставку. Складывается ощущение, что на все «демократические» уступки у нашей власти заготовлены хитромудрые приемы, как всей этой демократии избежать.

— Раньше Соловки были интересны лишь в культурно-духовном, а теперь и в финансовом плане. Собственно, поэтому-то и вышел там предвыборный скандал. История понятная: патриарх попросил известного бизнесмена Пластинина (уроженец поселка Шипицыно Котласского района. – Авт.) прописаться на Соловках. Теперь бизнесмен будет платить налоги там. Отчисления Пластинина от налога на доходы физических лиц составят около 670 миллионов рублей. И тут же Соловки стали интересны всем, в том числе исполнительной власти. Стоит цель выбрать удобного главу администрации. Но лидировал на выборах, по замерам, другой кандидат. Посмотрим, чем дело кончится.

— Выбрать удобного – это интрига почти государственного масштаба. Что вы думаете о нынешнем премьере, с которым фракции Госдумы недавно встречались на предмет правительственных персоналий?

— «Готовы ли вы работать с профессионалами, невзирая на их политическую принадлежность?» — спросили мы у Медведева на той встрече. «Если бы избиратели чуть меньше проголосовали за «Единую Россию, то, конечно, мы бы взяли людей из других партий. Поэтому пока обойдемся своими силами», — был ответ. Четыре с небольшим года назад Дмитрий Анатольевич получил поддержку «Справедливой России» как президент. За эти годы фракция не смогла провести ни одного важного социального закона (алименты, пособия детям войны и прочее). Ну и что мне об этом думать?

— Что вас больше всего сейчас заботит в депутатской работе?

— Поскольку я являюсь заместителем председателя комитета по вопросам семьи, женщин и детей, заботит социальная сфера. В свое время Дума, поменяв регламент, сделала большую ошибку: законопроекты, против которых выступает правительство, теперь не выносятся на рассмотрение депутатов. Поэтому важные социальные законы лежат под сукном с 2001 года.

— Ольга Николаевна, о каких социальных вопросах идет речь?

— К примеру, двадцать лет существует программа поддержки детей. Миллиард рублей на нее выделяется ежегодно. Но никто никогда не видел отчетов, где и как помог этот миллиард. А как только в обычной молодой семье появляется ребенок, семья автоматически становится бедной. И потом приходит тетенька из опеки и ребенка забирает (были уже такие случаи) на воспитание в госучреждение. Так что поддерживать, на мой взгляд, нужно семью, ведь ребенок в семье живет.

Еще одна проблема – алименты. Ранее розыском нерадивых отцов занималась милиция (паспортно-визовая служба). Теперь, после принятия закона «О полиции»,  эти функции с них сняты. А приставам эту информацию никто не даст. Результат – в службе судебных приставов два миллиона исков на взыскание алиментов. Исполняется из них только 70-80 тысяч в год. Мы не можем провести закон о минимальном размере алиментов и о создании государственного алиментного фонда.

Дальше. Сейчас многодетным семьям дают землю для строительства жилья, но в законе не прописано, за чей счет будет создаваться инфраструктура.

— А в Архангельской области, на ваш взгляд, какие вопросы стоят наиболее остро?

— Обеспечение детей местами в детских садах, обеспечение жильем детей-сирот, отсутствие программы по расселению ветхого жилья. Безответственность Министерства обороны перед населением области за последствия запусков ракет с космо-дрома Плесецк. Непонятная ситуация с МРОТ и северными надбавками, которые давно превратились в фикцию.

А где два триллиона?

— Партийная и депутатская работа – это одно и то же?

— Ни в коем случае! Задача депутата – решать проблемы населения. Когда была областным депутатом, любая социальная инициатива упиралась в крики «Да что вы, у нас же денег нет!». Аж тошно было, что не могу решить давно наболевший вопрос. Партийная принадлежность дала мне независимость, удалось провести закон о пособии родителям детей от полутора до шести лет, не посещающих детские сады. Сейчас они получают две тысячи рублей, будем требовать пять, и это справедливо.

— Смотрите, какая ситуация: люди, понимая, что поддержки им ждать особо неоткуда, стараются решать проблемы самостоятельно. Чтобы сохранить здоровье, заработать, многие уезжают из области навсегда. Скажите, а вообще Архангельская область стране нужна?

— Никто на этот вопрос нам сейчас не ответит, поскольку нет системного подхода к развитию территорий и нет государственного подхода по отношению к северам. Власти необходимо определиться, зачем нужна Архангельская область. Если только для того, чтобы обслуживать заводы Северодвинска и космодром Плесецк, то надо всех жителей области перевезти в более южные районы и оставить только вахтовую работу. К сожалению, всего десять регионов России обеспечивают 72% федерального бюджета, остальные регионы – дотационные. Необходим системный подход к этим территориям.

— А что еще смущает молодого депутата Государственной Думы?

— Смущает, что нет математической модели формирования государственного бюджета. По оценке Оксаны Дмитриевой, некоторые затраты в нем учитываются несколько раз, нарушаются основные бухгалтерские правила. Поэтому контролировать расходование средств практически невозможно. Курьезная ситуация: при формировании бюджета 2012 года создалась экономия в один триллион рублей. Параллельно с этим правительство России берет за рубежом кредит еще на один триллион рублей. В бюджетных документах эти плюс и минус превращаются в жирный ноль. А в реальности – был один, добавился еще один, получается два. Внимание, вопрос: где два триллиона? Их никто не сможет контролировать, поскольку их нет в документах.

— Ольга Николаевна, чувствую, глубоко погрузились вы в разные цифири, бумаги. А ведь раньше такую светскую жизнь вели в Архангельске!

— Один мой знакомый, когда я стала областным депутатом, пошутил: «Ты, Епифанова, так поднялась, что упала в область. Я езжу по заграницам, а ты по области». Теперь еще и в Коми. Да, в Госдуме жизнь не светская, а рабочая, и даже остатков личного времени я лишилась.

— А друзей новых приобрели? С кем, допустим, чай пить ходите?

— В Думе подружилась с депутатом нашей фракции от Липецкой области Евдокией Бычковой. Она тоже из предпринимателей, занималась производством чистой воды. У нас во фракции 64 депутата, все интересные люди. Кроме этого, общаюсь с коллегами, избранными от Архангельской области, – коммунистом Андреем Андреевым и единороссом Владимиром Пехтиным.

— Вы много ездите, много где бываете. Какие самые яркие впечатления последнего времени?

— Пришла в восторг от встреч с простыми людьми в районах области. Чем дальше от центра, тем больше сохранена этими людьми наша культура, традиции, история. Например, в деревне Ваймуша Пинежского района, посещая созданный местными жителями музей, впервые увидела настоящую сказительницу! Очень показательный момент: жители деревни на личные деньги чистят от мусора леса и кладбище, сделали семь пожарных водоемов, превратили оставшиеся от репрессированных людей дома в садик и школу, сами создали музей. Представляете, сколько можно сделать для места, где ты планируешь жить.

Беседовала Наталья КОЛОГРЕЕВА

«Вечерний Северодвинск», 30/05/2012

 

Related posts: