Еще пятьдесят лет назад большинство жителей Южной Кореи находились за чертой бедности. Сейчас страна очень богата, но корейцы помнят свою бедность. И детей воспитывают с этим пониманием. И до сих пор вместо «здравствуйте» или «как дела?» приветствуют друг друга словами «как поели?»

Депутат Госдумы Ольга Епифанова, вернувшаяся недавно из парламентской поездки в Республику Корея, рассказала много поучительного и любопытного об этой удивительной стране.

Творчество, терпение, трудолюбие

— Первое впечатление – холодина страшная! Мы прилетели, там было минус 15, и без снега. Это гораздо хуже, чем в Архангельске при минус 25. Но, как выяснилось, энергоэффективность – их конёк. В помещениях не слишком жарко, но люди не мерзнут. Ходят в специальном тончайшем термобелье. А еще есть таблетки, их разламывают, кладут в одежду, и таблетка греет несколько часов.

Так что в энергосбережении, а также в охране окружающей среды, в переработке мусора они очень далеко ушли от развитых стран. И это при том, что в Южной Корее после раздела страны практически нет природных ресурсов, полезных ископаемых: все осталось в Северной Корее. Поэтому ставка была сделана ставки на мозги, на развитие. Даже цветок на гербе Кореи символизирует собой творчество, терпение и трудолюбие. Это основной подход к жизни у корейцев. И основные ценности.

И результат потрясающий. По оценке бизнес-экспертов, в этой стране все инновации мира, больше, чем в США.

Минус 43

— Каждый кореец четко знает, что без хорошего образования у него нет будущего. Они учатся буквально всегда. Понятия «отпуск» в Корее нет. Отдыхают по несколько дней, преимущественно зимой. Даже школьные каникулы зимние, а не как у нас – летние.

Но за все дни пребывания я на улице не увидела ни одного ребёнка. Где дети? Учатся. С утра до вечера. И на каникулах тоже. Вместе со взрослыми.

Но эта нагрузка настолько тяжела, что 43 человека в день из 50-ти миллионного населения кончают жизнь самоубийством, и каждый восьмой из них – школьник.

Каждый трудоспособный человек должен работать на благо экономики страны, это государственная политика. Поэтому Корея решает все социальные проблемы. Мы были на косметическом заводе, там есть детский сад, куда принимают детей в возрасте от двух месяцев. Прямо на заводе – комната для кормления. Нянечки приносят ребенка, мама кормит и уходит работать.

Но детей рожают очень мало, в среднем на семью меньше одного ребенка, меньше, чем в России. Детей невыгодно стало рожать, все делают карьеру.

Сделано в Корее

— Мы побывали на одном из крупнейших концернов Южной Кореи – STX Business Group of Korea, которое строит практически все большие круизные лайнеры мира, ледоколы, десантные корабли. Им принадлежит много предприятий, в том числе в развитых странах.

В России тоже. В Калужской области работают два. В Ленинградской построен завод по производству автомобилей. Причем, например, предприятия немецкого и японского автопрома строят у нас заводы только по сборке. А в Ленинградской области – завод полного цикла. Они отдали технологию производства машин «Хёндай», и обучают наших людей.

К сожалению, корейцы не строят речных судов и судов типа река-море, и очень удивились, когда узнали, что для России это актуально. И пообещали исследовать рынок. Сейчас есть три корейско-российских проекта. Строительство трубопровода, энергосетей и железной дороги из России до Южной Кореи, через Северную.

Зная о наших хороших отношениях с северянами, южане надеются, что мы поможем им воссоединиться, или хотя бы как-то наладить отношения. Ведь с момента разделения республик братья и сёстры не знают, что происходит с их родными.

Женский ответ

— Возможно, отношения наладит новый президент. Недавно на этот пост была избрана женщина, что для Кореи небывалое событие. Пак Кын Хэ стала председателем правящей партии, которая тогда стремительно теряла позиции. Эта женщина в корне поменяла все. Партию «Великой страны» она превратила в партию «Новых горизонтов», почистила партийные ряды, привлекла молодёжь. И меньше чем через полгода с перевесом всего в три процента выиграла выборы!

Мы приехали как раз в те дни, когда демократическая партия проводила внутренние выборы: решали, кто будет председателем фракции, как распределить портфели. Мы попали в парламент, когда депутаты по очереди убегали, голосовали, возвращались…

Я, прочитав в интернете, что Пак Кын Хэ училась в христианском колледже, привезла ей подарок – серебряную монету с Рождеством Христовым. И передала через протокольную службу. В начале Нового года мне позвонил посол России, сказал, что президенту очень понравился подарок. Так приятно!

Где посадки?

— Южная Корея – коррумпированная страна, но за взятки у них сажают. Все предшественники нынешнего президента Ли Мён Бака (Пак Кын Хэ официально вступит в должность в конце февраля) сидят в тюрьме или мертвы. И хотя он из той же партии, что и Пак Кын Хэ, судьба его под большим вопросом. Там партии не прикрывают бесчинства своих соратников. 62 сотрудника администрации – под следствием, из них двенадцать личных родственников. Мы спросили, как это? Новый президент сажает предшественника и делает то же самое? Они отвечают, искушение очень велико. Особенно у президентского окружения.

А депутаты постоянно вносят поправки в законы. Раньше у них, как и у нас, были внутренние счетные палаты, куда чиновники сдавали декларации. А сейчас независимый аудит. Проверяют люди, никаким образом не зависящие от власти. По последней поправке, если декларация отличается на тысячу долларов, тут же прекращаются полномочия депутатов любого уровня. А до тысячи долларов – огромный штраф. Этим они ограничивают желание «заработать» и идти в депутаты. То есть порог лишения мандата снизили до такой степени, что коррупционерам стало уже не интересно.

Панацея по-корейски

— Корея принимает в год 10 миллионов иностранных туристов, причем упор делается на так называемый «медицинский туризм»: зубы, роды, пластические операции, даже онкология. Мы побывали в одной клинике, по их данным за год у них проходят лечение 600 тысяч пациентов, из них 200 тысяч – из России. Полное обследование занимает один день, на следующий предлагают двухнедельный комплекс западной и восточной медицины. Нам показали уникальную аппаратуру для лечений раковых опухолей. И тут же – комнаты с травами, минералами, какими-то скорлупками, даже черепаховый панцирь в ход идет. Эффективность лечения потрясающая. Они, кстати, считают, что с раком могут справляться полностью. А такое у меня было изумление, когда врач говорил, что они занимаются предотвращением всех детских заболеваний на уровне беременности мамы, и поэтому у них нет детских отделений! Они практически не нужны.

Нет жизни без кимчи

— На корейский вопрос «Хорошо ли поел?» отвечаю «Просто отлично». Заказываешь основное блюдо, приносят порядка десяти видов разных закусок. И добавляют, сколько съешь. Платишь только за основное блюдо.

Подход к хлебу другой. Хлеб обязательно с чем-то. Потрясение – кальмаровый хлеб иссиня-черного цвета. Они часто используют то, что мы бы назвали пиццей, только из бисквитного теста. Чая в нашем понимании тоже нет. Он гранулированный – ореховый, фруктовый. На вкус – что-то вроде компота.

Мы в России много лет мы едим блюдо, которое называется «Морковь по-корейски». Так вот в Корее такого блюда нет, говорят, его вьетнамцы придумали.

У нас есть квашеная капуста, у них – кимча. Это тоже капуста, очень крупно порезанная, только они ее не солят и не квасят, а «перцуют». Растирают очень много красного перца, в этой растирке капусту закладывают в глиняные горшки, закапывают в землю, и едят зимой. Вот без этой кимчи они жизни не представляют.

Я попробовала, полчаса текли слезы, и целый день никакой вкус больше не воспринимался. А они ее едят спокойно.

Ну, не зря ведь Южную Корею называют еще «Землей утреннего спокойствия».

 

Статья опубликована в № 1(27) газеты «Справедливость и власть»

 

Related posts: