У нас очень высокий уровень медицины, люди об этом просто не знают

Иван Турабов, 51 год, профессор, доктор наук, заведующий кафедрой детской хирургии, главный детский онколог Архангельской области, заслуженный врач России

Сначала было очень непросто – большинство пациентов погибало. И за те 28 лет, которые я занимаюсь онкологией, все изменилось радикально. Если раньше 80% детей погибало, сейчас наоборот – 80% мы можем вылечить.

Сейчас я не заведую отделением детской онкологии, много других обязанностей – заведование кафедрой детской хирургии, и еще я декан педиатрического факультета. Чтобы человек заведовал отделением – нужно, чтобы он большую часть времени находился там. Я, в общем-то, большую часть жизни провел именно там, в отделении. А разрываться на две стороны просто невозможно. Но в отделении я остался консультантом.

Семья у меня врачебная. Жена – заведующая в лаборатории генетики и иммунологии в детской больнице – она главный специалист по лабораторной диагностике в области. Дочка тоже закончила тоже медицинский, и тоже работает в детской больнице в той же лаборатории.

Год назад дочь подарила нам внука. Она пока занимается важным делом – растит его, Анатолию уже полтора года. Зять отношения к медицине не имеет. Просто однажды он увидел мою дочь, а она очень красивая, рост 180 см, и запал на нее. Три года назад была свадьба.

Моя большая беда в том, что я демократ, поэтому бывает всяко-разно. С женой мы разводимся каждый месяц вот уже тридцать лет. У нас итальянская любовь – все очень бурно и живо. Но никогда не разведемся, потому что очень любим и ценим друг друга.

Заведующим кафедрой детской хирургии в пору моего студенчества был великий и очень добрый человек Валерий Александрович Кудрявцев. Он же был первым главным врачом детской больницы, первым деканом педиатрического факультета, вот к нему я и поступил. Он мне предложил заниматься детской онкологией. И определил мою судьбу. С той поры я другой профессии себе и не желаю.

Очень много моих детей (я их называю своими, потому что у нас близкие отношения) уже выросли и стали полноценными гражданами нашей страны. И некоторые из них после выздоровления выбрали врачебную профессию. Недавно две девочки, которых я лечил, сдавали у меня экзамены. Сейчас они здоровые красивые женщины. И когда я спросил, почему вы пошли в медицину – они сказали, что хотят тоже лечить больных детей. Тех, у которых установлен диагноз «рак» — злокачественная опухоль. У них все обязательно получится. А это, я считаю, самая большая благодарность, которую маленький пациент может врачу выразить. Когда твои пациенты, которых ты лечил в детстве, вырастают и говорят, что хотят быть как ты – большего просто не нужно.

Для иностранных студентов приходится преподавать на английском языке. Читаю лекции на русском, в презентации все на английском и если возникают вопросы – отвечаю по-английски.

Когда я пришел в Горсовет, вся медицина ушла из ведения города в область. Сейчас все поменялось, а раньше у меня был Ломоносовский округ вдоль Воскресенской, включая и детскую больницу. Очень скоро я понял, что работа депутата в основном – незаметная, но это не только комиссии и заседания. Я считаю, что все очень неплохо получилось. С детским садиком и школой, которые находятся в моем округе, у меня очень хороший контакт, и практически все средства, которые у меня были в депутатском резерве, перешли к ним. А так они бы не получили эти деньги никаким образом. Когда меня два месяца назад в подконтрольной 22 школе назвали внештатным сотрудником – для меня это было очень приятно.

Пиар – это тоже важно, надо рассказывать о том, что ты делаешь, если хочешь быть дальше депутатом. Я баллотируюсь в Областное собрание, ведь медицина находится в сфере влияния области. А это как раз то, что я чувствую и где работаю. Я был одним из тех, кто разрабатывал законопроект по здравоохранению.

У нас очень высокий уровень медицины, люди об этом просто не знают. Они считают, что лучше уехать в Германию или Израиль, чтобы лечиться там. А туда нужно ехать только в том случае если знаете, что у нас что-то не лечится. А для того, чтобы говорить, что у нас все в упадке – нужно сравнивать. Вот вы приедете в Москву или Питер – у вас будет возможность увидеть. Там более серьезные проблемы. Хотя большинство считает, что уровень там выше, но это не так.

Моя цель – сделать медицину доступной. Хорошую качественную медицину сделать доступной для всех.

Анекдот помню такой, Юрий Никулин по телику рассказывал. В охотничью яму попадают четыре зверя: волк, лиса, медведь и лось. И понимают, что выбраться оттуда не получится. Лиса говорит, мы ж все сдохнем, давайте лося съедим и немного поживем ещё – вдруг за это время кто-то спасет нас. Лось говорит, ладно съедите вы меня, только просьба одна. Когда я был маленький, охотники поймали и поставили мне тавро на ягодицу. Всю жизнь пытаюсь узнать, что там написано. Вы прочитайте – расскажите, а дальше можете жрать меня. Подходят плотоядные, а он волка и лису – копытами на смерть. Раненый медведь сидит и говорит, боже мой, какой же я дурак. Ну ладно они, а я такого хрена полез – я ж даже читать не умею. Это я к тому, что нужно заниматься тем, что ты знаешь и в чем разбираешься.

И два года назад я решил, что я буду заниматься политикой – только так можно решить насущные проблемы в медицине, а не ругая всех и вся у себя на кухне.

текст из газеты «Справедливость и власть»

Related posts: