В северной Европе есть такая организация – Северный Совет. Парламентарии Дании, Исландии, Норвегии, Швеции и Финляндии вот уже 64 года подсказывают решение проблем странам северного региона. И у них это неплохо получается.

Депутат Госдумы Ольга Епифанова недавно вернулась из Финляндии. В составе российской делегации она побывала в Хельсинки на сессии Северного Совета. Своими впечатлениями от поездки к финским соседям она поделилась с читателями нашей газеты.

Парламентарии всех стран, объединяйтесь!

– Европейцы создали Евросоюз – абсолютно уникальную вещь, которая помогла консолидировать экономику Европы. Но северные европейские страны – это все-таки немножко другое. Климат Испании и Финляндии ведь не сравнишь, это как Краснодар и Мезень. Поэтому северные страны, в которых самые дорогие энергоносители, самые тяжёлые условия жизни людей, 64 года назад объединились и создали Северный Совет. И выработали северную модель социального благополучия. Она работает и работает хорошо.

Кризис 2008 года северные страны прошли с минимальными потерями, благодаря именно этому взаимодействию в течение стольких лет.

На прошлой неделе читала в какой-то газете ежегодный рейтинг процветания стран мира института Legatum. Согласно этому рейтингу, первое место занимает Норвегия, второе – Дания, третье – Швеция. Финляндия на седьмом месте, Россия – на 66-ом. И я примерно понимаю почему.

На Совете восемь премьер-министров отчитывались перед депутатами и гостями из делегаций, отвечали на все вопросы, которые им задавали. Такая ежегодная процедура. А у нас, когда в Госдуме выступает любой министр, мы готовим вопросы за месяц! Причем каждая фракция может задать только два вопроса.

Глобальная гиперактивность

– Мне очень понравились темы, которые там обсуждались. Не было глобальных тем, с нашей, русской, точки зрения. То есть не говорили про Арктику, не обсуждали освоение космоса – они говорили, что люди должны жить достойно. А там, думаю, и Арктика и космос приложатся. Например, Швеция обеспокоена уровнем безработицы среди молодёжи – 25 процентов. А в Норвегии этой проблемы нет, и Швеция просит собрать рабочую группу и поделиться опытом.

Я была крайне удивлена, когда обсуждался синдром дефицита внимания и гиперактивности у детей как очень важный фактор социализации человека и работы в обществе.

Если наш ребёнок в садике или в школе очень активный и часто получает двойки за свою гиперактивность, все говорят, что он балованный. А они считают, что это заболевание, которому подвержен каждый четвёртый ребёнок, и в детском возрасте с этим можно справиться. То есть само по себе это не страшно, но когда человек вырастает, ему тяжело общаться, устраиваться на работу. Возможно, у нас об этом тоже говорят, но, скорее всего, узкие специалисты. А в Северном Совете это считается важнейшим вопросом, проводятся исследования, есть методы лечения, детей тестируют в школах. Этим детям помогают, и они достигают хороших результатов.

Профессия на пробу

– Очень интересно то, что они напрямую связывают безработицу молодёжи с недостаточно качественным образованием. Считают, что образование не успело за поколением. И сейчас меняют саму образовательную систему. Потому что основная масса безработных – это всё-таки люди, не получившие образования.

Мне очень понравилась программа, которую они усиленно внедряют – учёба через работу. Для сравнения: у нас сейчас обсуждается вопрос, что надо делать квоты для предприятий. То есть обязать предприятие брать неквалифицированного человека и нести расходы. А там государство стимулирует предприятия открывать рабочие места для стажировки студентов и безработных. Чтобы человек мог определиться, годится ему эта профессия или нет.

Хочется переписать конституцию

– Еще один житейский вопрос – миграция. Например, норвежские пенсионеры переезжают жить в Данию. Есть нестыковки законодательств, и пенсионеры не могут пользоваться льготами или их донимают налоговые службы. Там ведь люди сами платят налоги, а пожилые неспособны сразу разобраться в налоговой системе другой страны. Поэтому Северный Совет планирует прийти к одинаковому налогообложению, к одинаковому пенсионному вознаграждению и льготам.

А вот Исландия провела референдум по оценке конституции. И 82 процента жителей проголосовали за то, чтобы Конституцию изменить. А самый важный вопрос референдума – отношение к природным ресурсам. Жители страны выбрали, что ресурсы страны должны быть общественными. Все, начиная с рыбы и заканчивая нефтью и газом. Поэтому сейчас переписывается Конституция, готовится нормативно-правовая база.

Я тоже хочу, чтобы у нас ресурсы стали общественными, чтобы у нас тоже переписали Конституцию. И чтобы наши граждане тоже имели право пользоваться ресурсами страны.

Полмира за три процента

– Один из самых обсуждаемых вопросов – какую пищу мы едим, каким воздухом дышим, какую воду пьём. С учётом того, что в Финляндии можно пить воду из-под крана.

Но продовольственная безопасность рассматривалась в двух аспектах. Первое – страна сама должна обеспечивать себя продуктами, не зависеть от завозных. Второе – качество, чтобы максимально сохранить здоровье населения.

А еще до начала сессии наша делегация встречалась с президиумом Северного Совета. И депутат из Курганской области, где, кстати, не все так плохо с сельским хозяйством, рассказав, что у них используется всего треть земель, предложил разработать совместный проект. На что финны ответили, что у них всего лишь три процента населения занимаются сельским хозяйством, обеспечивая не только себя, но и полмира в придачу. Масло марки «Валио» мы же видим в российских магазинах.

И пока про это говорили, я очень расстраивалась, вспоминая, что наша страна завозит 50 процентов продовольствия. И для нас продовольственная безопасность – очень важный вопрос, к сожалению…

Финны меня успокоили, говорят, они над этим работают двести лет. Но поскольку человеческая жизнь короткая, хотелось бы пораньше сделать, не через двести лет.

И все-таки радует, что у нас есть северные соседи, у которых есть чему поучиться.

Характер стойкий, нордический

– В Финляндии нам помогала русская женщина Наталья, которая там живет уже 17 лет. В России она долго работала экскурсоводом, потому что в институте изучала финно-угорские языки. Так вот она сказала странную фразу – финны не умеют возвращаться. И рассказала историю.

Однажды она везла финскую группу на экскурсию, и надо было проехать одну остановку на метро. Наталья все подробно объяснила, они спустились в метро и поехали. Выходят из электрички, двери закрываются, и вдруг видит – часть туристов осталась в поезде.

Смышленых она вывела на поверхность и усадила в экскурсионный автобус. За остальными отправилась назад.

Что в такой ситуации обычно люди делают? Возвращаются, выходят и ждут.

Три часа Наталья искала своих финнов. Они просто вышли на какой-то станции и спокойно гуляли там, покупали сувениры. А остальные все это время терпеливо сидели в автобусе.

Думаете, поскандалили? Ничего подобного. Понятливые пожали плечами. Просто не все умеют возвращаться.

 

(материал из газеты «Справедливость и власть»)

Related posts: