Недавно в нашем городе с рабочим визитом побывала заместитель председателя комитета по вопросам семьи, женщин и детей Госдумы Ольга Епифанова. Предлагаем эксклюзивное интервью, которая гостья дала нашей газете.
– Ольга Николаевна, вы довольно опытный политик, не один год были депутатом Архангельского областного Собрания. С чем обычно люди идут в депутатскую приёмную?
– Я представляю в парламенте оппозиционную партию «Справедливая Россия», но было бы ошибкой полагать, что люди приходят ко мне с предложениями сменить правящий режим. Как правило, люди идут со своими обычными проблемами, намытарившись в различных чиновничьих коридорах. К примеру, человек долгое время не может взять справку из архива о стаже, необходимом для назначения пенсии. Вроде бы простой вопрос, а ходатай мается порою несколько лет. И вот мой помощник просто звонит в архив, излагает существо вопроса, и через пару часов посетитель получает необходимый документ. И смешно, и грешно.
Люди приходят с самыми разными просьбами, порой уже так отчаявшись, что прежде чем выслушать посетителя, приходится отпаивать его чаем.
А когда поговоришь с человеком, успокоишь его, тут вдруг другая крайность: «Да не буду я дальше ходить, пусть будет как есть». И вот уже приходится уговаривать визитёра не сдаваться, а сделать ещё шаг для достижения цели. Почему всего этого не делают те, кто по долгу службы должен хотя бы выслушать человека, мне непонятно.
Очень больно бывает, когда сталкиваешься с таким равнодушием. Я выросла в семье военного, мы в гарнизоне всегда жили очень дружно, помогали друг другу и в горе, и в радости, и с тех пор у меня такое отношение к людям и осталось, поэтому я очень болезненно воспринимаю  нынешнюю отчуждённость людей друг к другу.
– А какие претензии к вам как к народному избраннику предъявляют ваши избиратели?
– В прошлом году перед выборами была на встрече с населением в Яренске. Встаёт мужчина в зале и говорит: «Вы бы, депутаты, объединились и что-нибудь для народа-то и сделали!».
Что тут сказать? У нас в обл-собрании 62 депутата, пятнадцать работают на освобождённой основе, остальные исполняют обязанности на общественных началах. Отвечаю, неужели вы думаете, что мы можем полностью решить проблемы более миллиона человек, проживающих в нашей области? Что можем, то делаем, но от нас ведь не всё зависит в этом мире.
– Вы, как уже сказали, представляете оппозиционную партию и, по идее, должны были бы присоединиться к протестным настроениям электората…
– Оппозиционность состоит не в том, чтобы на каждом углу кричать «Долой!», она должна проявляться в том, чтобы принимать на себя ответственность и вместе с действующей властью «достраивать» то, до чего у неё руки не доходят.
Мы живём в эпоху бурных перемен. При том, что реформы продолжаются уже двадцать лет, мы по-прежнему находимся в переходном периоде: от плановой экономики ушли, а к рыночной ещё не добежали. Отсюда и масса неувязок, разночтений.
Мне иностранцы говорят, что наша страна только за последние десять лет прошла путь, на который у них понадобилось бы полвека! И это при том, что мы двигаемся к рыночной экономике, которая сама переживает серьёзные изменения. Сегодня рынок уже мало напоминает классические схемы, описанные в свое время всемирно известным классиком маркетинга Филиппом Котлером и его соратниками, и это тоже накладывает отпечаток на всё, что мы делаем.
Не случайно один из серьезнейших предметов, которые сегодня преподают в зарубежных университетах, называется «руководство изменениями». Там хорошо понимают, что любые перемены должны быть тщательно просчитаны, при этом изменения не могут быть бесконечными.  А что у нас?
– Зуд реформаторства…
– Вот именно. Какую отрасль ни возьмите, везде сплошные перемены ради перемен. В здравоохранении, в пенсионной системе, в образовании. При этом вместо того, чтобы отслеживать, как эти новшества сказываются на людях, мы затеваем всё новые и новые. Но ведь понятно, что в такой стране, как наша, то, что хорошо для одного региона, может быть для другого просто губительно.
Недавно была на отчётно-выборной конференции регионального отделения общественной организации малого и среднего предпринимательства “Опора России”. Может быть, и не очень выигрышный пример, но там подняли вопрос о том, что местные производители живого пива оказались лишены права продавать свою продукцию в магазинах. И это при том, что вам любой скажет, что живое пиво из всех сортов – самое полезное. В результате любитель футбола всё равно купит в магазине бутылочку, но это будет уже другой, привозной пенный напиток.
– В этой связи на память приходит ситуация с целлюлозно-бумажным комбинатом, когда государство утверждает определенные нормативы по выбросам, предприятие покупает на миллионы долларов специальное оборудование, и как только устанавливает его, нормативы опять меняются! И как в таких постоянно меняющихся правилах можно планировать ведение бизнеса?
– Чего в этом непостоянстве больше – чьего-то интереса или просто отсутствия ума – сказать не берусь. Скажите, может ли быть министром обороны гражданский человек? Понятно, что нет. Армия – это же отдельная планета, это настолько специфическая сфера деятельности, это я как дочь военнослужащего вам говорю. Но у нас наверху почему-то поддались тому поветрию, что министром должен быть гражданский человек, и армией руководит выпускник торгового института. Отсюда и соответствующий уровень компетентности.
– В связи с затронутой вами «торговой темой». Как вы относитесь к недавнему вступлению нашей страны во всемирную торговую организацию (ВТО)?
–  Наша фракция в Госдуме голосовала против ратификации договора о вступлении России в ВТО и не потому, что мы против этой организации, а потому, что мы против такого вступления. Процесс занял почти двадцать лет, но за это время никто не удосужился внятно объяснить народу, какая от этого будет нам польза, какие риски мы понесём, где выиграем, где проиграем. Если фракция, где пять академиков, голосует «против», то надо полагать, не из-за фрондерства. Документ толщиной в несколько тысяч страниц даже не был переведен на русский язык!
Нам говорят: «Не беспокойтесь, всё будет в порядке, за вас уже подумали!». Нет, нас такой подход категорически не устроил, поэтому мы проголосовали против.
Вообще, пренебрежение мнением людей всё больше становится чертой наших нынешних правителей.
Я в прошлом году была в гостях у мамы в подмосковной Лобне. Она мне рассказывает, что как-то пришёл к ней по вызову сантехник, она ему говорит, вот, мол, у меня дочь в Госдуму избирается. Тот отвечает, что политикой не интересуется, дескать, темное это дело, да и некогда ему на митинги ходить. А потом, уже после выборов 4 декабря 2011 года, когда мама попросила его что-то починить, он предложил перенести визит, потому что собрался съездить на митинг в Москву!
«Как же так, Вячеслав, – спрашивает она, – ты же вроде не интересовался такими вещами?». Оказывается, его соседку, которая была наблюдателем на тех думских выборах, вместе с остальными наблюдателями буквально выбросили с избирательного участка, когда они стали возмущаться откровенным вбросом бюллетеней. Вот так и происходит политизация, казалось бы, далеких от политики людей.
– То, что у нас власти умеют на пустом месте затеять вселенский кипеж, очень убедительно показывает дело Pussy Riot…
– Я человек православный, являюсь членом попечительского совета строящегося храма в честь иконы Божией Матери Взыскание Погибших, что на Жаровихинском кладбище в Архангельске. И, конечно, равнодушно смотреть на эту ситуацию я не могу.
Что я думаю по этому поводу? Уверена, что кто-то, имеющий деньги и ресурсы, разработал всю эту скандальную операцию и использовал этих девочек в своих целях. Провокация спланированная, продуманная, достаточно сказать, что на самом деле девочки танцевали молча, а звук наложили уже при подготовке видеоверсии.
Я бы на месте патриарха по-христиански пожалела их, и обратилась к пастве, ко всем нам со словами тревоги по поводу той нравственно-духовной пропасти, куда мы все катимся, обратилась бы с призывом заняться, наконец, воспитанием нашей молодежи, которую мы теряем поколение за поколением. Вот это был бы действительно поступок, достойный предстоятеля Русской православной церкви.

источник «Трудовая Коряжма»

Related posts: