От тишины я глохну

Светлана Морозова, 41 год, предприниматель, Северодвинск

Мама, если хочешь быть худой, научись быть голодной. Это мне дочь говорит, она художественной гимнастикой занимается. У них жесткая дисциплина. Тренировки, пробежки, танцы, сборы. Но сборы не самое главное, неизвестно, будет она танцевать или нет, а голова-то всегда нужна.

Я окончила физико-математическую школу и уехала учиться в Санкт-Петербург, в университет экономики и финансов. С отличием окончила факультет экономической кибернетики. Долгое время преподавала в Севмашвтузе и в Московском индустриальном институте. А потом меня пригласила работать моя мама, которая всю жизнь занималась торговлей. И я оказалась в бизнесе. Они решили, что я им подхожу. Я пошла к ней замдиректора, экономистом. Но преподавательскую деятельность не бросала, мне необходимо общаться с людьми, а в торговле общения не хватало.

Мой преподаватель Давид Иосифович Баркан всегда учил студентов, что законы экономики в отличие от законов физики, работают в их непроявлении. Яблоко упало – сработал закон всемирного тяготения, все понятно и изучаемо. В экономике, если все слажено, многие думают, что всё происходит само собой. И только при появлении дисбаланса (нарушении законов экономики) видно, что в управлении совершена ошибка.

Научные публикации есть, написана диссертация, но я не защищала ее. В этот момент как раз сына родила. Мне кажется, это важнее.

Я человек занятой, сконцентрированный. В 1998 родился Иван, в 2000 Софья. Сыну исполнилось полтора года, вышла на работу, день проработала и оправилась в следующий декрет. Но когда Ивану было три месяца, опять пошла преподавать. Муж у меня немногословный. А так – лекции прочитаю, прихожу домой, уже наговорилась.

У нас в семье все просто, кто что успевает, тот то и делает. Мы когда расписались, запретили себе говорить слово «развод». Муж – гуманитарий, а я отвечаю за точные науки. Детям даем и то и другое. Они оба учатся в физико-математическом лицее. Оба отличники, оба окончили музыкальную школу по классу фортепиано.

Иван еще шахматами и рукопашным боем занимается. В прошлом году был в Америке, уехал на границу с Мексикой. Сам. Общаться, говорит, интересно. Но там район очень опасный. Так он биту купил. Слава богу, не понадобилась.

Мне везде надо быть, я все высказываю свою точку зрения. Не могу ничего с собой поделать. У меня папа был такой, общественник. И я была комсоргом, старостой, десять лет вхожу в совет по предпринимательству и со дня основания в городской совет при прокуратуре по защите прав предпринимателей. Меня три года назад жгли. Магазины, машину. Но если есть мнение, как же его не высказать, вы тогда меня не спрашивайте!

Торговым работником себя не ощущаю, больше управленцем. Решаю экономические вопросы. По строительству, по развитию предприятия. Мне нравится ремонтировать и строить. Сейчас один объект построили, получаю разрешение на другой. Если просто смотреть, чтобы все работало, это скучно. Надо, чтобы стучали, ремонтировали, реконструировали, и чтобы все развивалось. От тишины я глохну.

Когда мы реконструировали магазин, который находится в жилом доме, то первыми в городе проходили собрание собственников многоквартирного дома. Люди не понимали, что я от них хочу. Только-только вышел жилищный кодекс. Очень сложно было. Но это же созидание.

Благотворительность? Можно сказать, наша миссия. Вы за помощью не идете в юридические фирмы или к тем, кто недвижимостью занимается, хотя у них доходы гораздо выше наших. А торговля, вот же, всё на виду, к нам часто обращаются. Мы стараемся не отказывать. Людям надо помогать.

В советское время в Северодвинске было 80 продовольственных магазинов, сейчас 450. Представляете, какая конкуренция? Но кто лучше видит будущее, тот там и оказывается.

Хочется, чтобы не только бизнес развивался, но и город, хочется нового этапа в жизни. Надо с чего-то начать, решила начать с Горсовета. Я точно знаю, что когда за что-то берусь, работаю честно.

Сейчас происходит глобализация экономики. Это закономерность. А приход в регионы федеральных сетей – неизбежность. Но необходимо разработать мероприятия, чтобы выжили наши, местные предприниматели. А у нас двойные стандарты. К местным одни требования, к торговым варягам – другие. Если по нормам потолки должны быть не меньше трех метров, значит, они у всех должны быть такими. Нельзя сносить несущие конструкции, значит, всем нельзя. Но кому-то можно, иначе бы дома не трещали и не падали.

Живем на уровне Бангладеш, а требования как на Байконуре. Это у предпринимателей есть такая поговорка. Мы готовы работать даже не при поддержке, а хотя бы на равных условиях. Но лучше все-таки при поддержке. Всем предпринимателям, и торговле, и тем, кто обувь ремонтирует, куртки шьет, лес пилит, рыбу ловит, стрижет и кормит, необходима помощь эффективно работающих депутатов и исполнительной власти.

Говорят, что предприниматели идут во власть, чтобы защитить свой бизнес. Возможно, но мы еще защищаем рабочие места, мы платим налоги в местные бюджеты. И на эти деньги живет город.

Одна знакомая оформляет пенсию. Ей говорят, вам северного стажа не хватает пять лет. Оказывается, фирма, где она трудится, зарегистрирована в Вологде и считается, что эта знакомая в Вологде и работает. И налоги эта фирма, между прочим, в Северодвинск не перечисляет. А мы как раз местный бюджет наполняем. И северные отпуска предоставляем и северные зарплаты платим.

Есть у меня синдром отличницы. Во что-то впрягаюсь и занимаюсь этим досконально. Вот именно проблемами предпринимателей я и собираюсь заняться. Так, чтобы они перестали быть проблемами.

Я настойчивая. И у меня с детства обостренное чувство справедливости.

Конкуренты? Включаем мозги и работаем.

текст из газеты «Справедливость и власть»

Related posts: